Влес Кнiга  Iсходны словесы | Выразе | Азбуковник | О памянте | Будиславль 
  на первую страницу Весте | Оуказiцы   
Юлиан Кулаковский. Карта Европейской Сарматии по Птолемею
(Приветствие XI Археологическому съезду)
от 13.01.09
  
Iсходны словесы


Интересные и важные данные для древних судеб территории европейской России, заключенные в Карте Птолемея, не используются у нас всеобщей известностью и не привлекают того внимания, какого они заслуживают. Желая сделать их доступными для широкого круга людей, причастных разработке русских древностей, я приурочил свое издание к XI Археологическому Киевскому Cъезду, которому и посвящаю свой труд в виде приветствия. Университет св. Владимира, с его обычным вниманием к трудам своих сочленов, предоставил средства на это издание. В первой главе моего текста, читатель найдет обзор общих сведений о географии Птолемея и выяснение основных принципов его карты земли; во второй - посильный комментарий к одной из десяти таблиц Европы Птолемея: Градусная сетка карты вычерчена по первому из двух предложенных у Птолемея способов проекции сферы на плоскости… Ю.К. 12 апреля, 1899


Глава II. Карта Европейской Сарматии
1. Обращаемся к карте Птолемея в пределах вычерченного ее отрезка. Она исполнена по первому из двух указанных у Птолемея способов проекции сферы на плоскости, т.е. параллели являются в виде кривых линий, а меридианы - прямых, исходящих из одного центра. В пределах от 63гр. по 43гр. по широте и от 42гр. по 73гр. по долготе наша карта охватывает целиком восьмую таблицу Европы, т.е. Европейскую Сарматию, и пограничные с этой территорией части нескольких других таблиц Европы и Азии. Достаточно одного общего взгляда, чтобы заметить различие в изображении областей, входящих в пределы римской империи, и стран, лежавших вне ее границ: сходство очертаний с действительным видом этих земель на современной карте убывает по мере отдаления от границ империи. Но и в пределах империи карта имеет лишь приблизительный вид, и в ней допущено немало погрешностей. Укажем на следующие:
Нижнее течение Дуная от устья р. Алунты (Ольты) до г. Аксиополя (Черновода) приподнято к северу на 1гр.50мин., тогда как в действительности это повышение не более 25мин. Сообразно этому горный хребет Гэм (Балканские горы) получил несоответствующее истине направление; тогда как в действительности он имеет прямое направление с запада на восток, на карте Птолемея он протянут с юго-запада на северо-восток. Течение Дуная между Аксиополем и Диногетией (местность впадения Серета в Дунай) отклоняется у Птолемея на 1гр.10мин. к западу, тогда как в действительности Дунай течет в этих пределах прямо на север. Вследствие этой неправильности территория нынешней Добрунжи получила искаженный вид. В пределах верхней Мезии г. Сингидон (Белград) отстоит на 30мин. к западу от г. Тавруна, расположенного на левом берегу Савы. Но Таврун находится на месте нынешнего Землина, который лежит почти на одном меридиане с Белградом, т.е. Сингидоном, на левом берегу Савы близ ее устья, которое у Птолемея отодвинуто от Сингидона. Далее, западную границу провинции Дакии составляет река Тибиск, которой он дает почти прямое течение с севера на юг и показывает ее впадение в Дунай близ г. Трикорния, расположенного на правом берегу Дуная близ впадения р. Марга, т.е. нынешней Моравы.
Здесь у Птолемея допущено несколько ошибок, которые имеют причиной смешение двух рек: Тибиск, т.е. нынешний Темеш, и Тизия, ныне Тисса. Западной границей римской Дакии считалось течение этой последней реки, как то нам хорошо известно из других источников. Так представлял себе дело и Птолемей, почему и дал своему Тибиску почти прямое течение с севера на юг, что соответствует действительному течению Тиссы. Что касается до Тибиска (Темеша), то он течет с востока широкой излучиной и впадает в Дунай на пространстве между Сингидоном и впадением Марга, т.е. Моравы. Тисса впадает в Дунай почти на меридиане Сингидона, но значительно севернее, против города Акуминка.
Точно так же и на восточной границе Дакии неясность представлений Птолемея сказалась в том, что он нанес на карту только один приток Дуная, текущий с севера, Гиераз. Это имя носил у древних нынешний Серет. Города, указанные им по Гиеразу, заставляют дать этой реке течение в виде ломанной линии, что противоречит действительности. Сблизив течение Гиераза с Тирасом, т.е. Днестром, Птолемей не дал на своей карте места для другого северного притока Дуная, нынешнего Прута, носившего у древних имя Пирет. По всему вероятию, в своем Гиеразе он соединил обе реки, подобно тому, как на западе Дакии слил в одно Тибиск и Тизию.
Если возможны были такие погрешности в карте римских провинций, то само собой разумеется, что далекие от империи страны, заселенные дикими неведомыми Риму народом, должны были явиться со множеством искажений.
Границы Европейской Сарматии Птолемей определяет так: с востока Боспор Киммерийский, Меотида, течение реки Танаида и Азиатская Сарматия до земель неведомых, которые начинались за 63гр. с.ш.; с юга - Евксинский Понт, римские провинции Нижняя Мезия и Дакия, земля языгов-переселенцев; с запада - Сарматские горы, Германия и течение Вислы; с севера - Венедский залив Сарматского океана до 63гр. с.ш. Южные приморские пределы этой страны были известны грекам с давних пор: целый ряд греческих поселений раскинулся по побережью, и некоторые из них были цветущими центрами культуры, стояли в пору Птолемея в живых отношениях к политическому центру мира, Риму, и находились в зависимости от него. Из Пантикапея (нынешняя Керчь) греческое влияние проникло на берега Меотиды, и на устьи Танаиса (Дон) процветал в ту пору значительный торговый город, одноименный реке, который входил в пределы Боспорского царства, имевшего своей столицей Пантикапею. Несоответствующие действительности очертания Меотиды и непомерное расширение этого моря на карте Птолемея обьясняется, очевидно, неправильной редукцией данных берегового плавания, которыми он располагал для нанесения на карту отдельных пунктов побережья.
Юлиан Кулаковский. Прошлое Тавриды. Краткий исторический очерк, Киев, 1906
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_239.htm
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_240.htm
2. Внутри пределов Европейской Сарматии Птолемей наносит на карту много рек, несколько горных хребтов, несколько городов по течению рек, впадающих в Евксинский Понт, и множество имен народов, заселявших страну. Из пяти рек, впадающих в Венедский залив, только для одной, а именно Вистулы (Висла) показано два пункта: устье и истоки, для остальных указаны только пункты впадения в море. Танаис известен Птолемею на всем его течении: он дает пункт его истоков, указывает место, где он резко изменяет направление своего течения, знает разделение его на два протока в нижнем течении и точно отмечает оба устья реки. Пограничная река Сарматии на юго-западе, Тирас (Днестр), показана также в двух пунктах: истоки и устье, причем течение дано в несоответствии с действительностью, с запада на восток с отклонением на протяжении всего течения только на 50мин. по широте. На 20мин. севернее и на 40мин. восточнее устья р. Тираса Птолемей помещает устье р. Аксиака. Он не указывает истоков этой реки, но упоминает, что она вытекает из Карпатских гор, так как и Тирас (III, 5.6). Очевидно, под устьем Аксиака следует разуметь Тилигульский лиман, ныне закрытый от моря песчаной косой; в него впадает несколько незначительных рек, из которых одна, одноименная с лиманом, действительно вытекает из восточных предгорий Карпатского хребта.
Далее к востоку на одной широте 48гр.30мин., даны у Птолемея устья трех рек: Борисфена, Гипанида и Каркинита. Расстояние между устьями двух первых - 30мин., а второй и третьей - 1гр.40мин. Тут пред нами грубое смешение и крупная погрешность. Вместо этих трех далеко отстоящих одно от другого устьев в действительности есть на этом протяжении берега только один большой лиман, в который изливаются Буг и Днепр. Никакой третьей реки на этой территории нет, и, конечно, не было и в пору Птолемея. Имя Борисфена принадлежит, несомненно, Днепру. Так разумел это и сам Птолемей, показавший его истоки на далеком севере и большой приток с западной стороны, вытекающий из озера Амадоки. Гипаниду соответствует наш Буг. Если у Птолемея устье Гипанида показано на 30мин. восточнее устья Борисфена, тогда как в действительности существует обратное отношение, хотя и не в таком большом расстоянии, то причиной является смешение Гипанида с Борисфеном, которое было для Птолемея давней литературной традицией. Реки эти смешивал уже Страбон (II, 4.6), а за ним Плиний (IV, 62) и другие. Вызвано же было это смещение и поддерживалось оно тем, что самый значительный и хорошо известный, близкий к морю город в той местности, Ольвия, носил наряду с этим именем и другое, Борисфен или Борисфенида. Оба эти имени дает этому городу и Птолемей (III, 5.14). В настоящее время мы хорошо знаем, где лежала Ольвия: она находилась на правом берегу Буга в 35 верстах к югу от г. Николаева и 28 к северу-востоку от Очакова. Если Ольвия издавна получила у греков название, соименное самой большой реке той страны, впадающей в море через общий лиман с Бугом, на берегу которого лежала Ольвия, то факт этот можно обьяснить тем, что торговое движение из Ольвии внутрь страны шло по главной и наибольшей реке ее, что a priori вполне вероятно. Но то обстоятельство, что Ольвию называли Борисфеном, вызвало у географов смешение Днепра и Буга и даже перестановку этих рек у Птолемея. Так как нижнее течение Борисфена Птолемей провел подле Ольвии и города, о которых он имел сведения, разместил на верхнем течении реки, то он должен был отодвинуть Гипанид далее к востоку.
Истоки Борисфена показаны у Птолемея под 52гр. с.ш. и 53гр. в.д.  Течение реки имеет несколько излучин до соединения с западным притоком, вытекающим из озера Амадоки. Нельзя не узнать в этом притоке, нашу Припять и в Амодокийском озере - наше Полесье, область Пинских болот. Уже Геродот имел сведения о существовании на северном пограничьи Скифии болотной местности, питающей большие реки. По его свидетельству, на пограничьи Скифии с областью невров лежит большое озеро, откуда истекает река Тирас (IV, 51). Из большого озера в северных пределах Скифии ведет он также и реку Гипанид, причем сообщает, что на берегах этого озера водятся дикие белые лошади. В этих последних все исследователи вопросов о Скифии и комментаторы Геродота признали лося, который и поныне держится в Полесьи.
Что касается до городов, размещенных Птолемеем на Борисфене и его западном притоке, то, не касаясь пока вопроса об их локализации, мы должны признать в самом их существовании и знакомстве с ними греков тех времен непреложное свидетельство о культурном воздействии приморской области на население, занимавшее среднее течение Днепра и его притоков. Археологические находки на территории нашего Киева дают полное основание предполагать чрезвычайную древность заселения этого места, и карта, как ее представлял себе Птолемей, невольно заставляет подумать, что значащийся в ней город Метрополь есть наш Киев. Что касается до реки Каркинита, впадающей в море на восток от Ахиллова Бега, т.е. Тендры, то такой реки не существует. Между тем Птолемей располагает в области верхнего течения Каркинита четыре города. Не будет ли правильно предположить, что эти города следует переместить на нижнее течение Днепра? Среднее течение Днепра отдалено от нижнего порогами, которые тогда, так и теперь, являлись препятствием для непрерывного плавания по течению реки. К среднему течению реки могли существовать торговые пути из Ольвии по суше; в своем нижнем течении Днепр приближается к пределам территории Таврического полуострова, а потому весьма естественно предположить, что в этой местности существовал торговый путь из какого-нибудь портового города Каркинитского залива. Так как вследствие смешения Борисфена с Гипанидом древние географы передвинули нижнее течение Днепра далеко на запад, то истинное его течение могло обратиться в какую-то особую реку, явившуюся на карте под именем Каркинита от имени города Каркины, служившего посредствующим пунктом между побережьем на восток от Тендры и течением Днепра.
В Меотиду впадает кроме Танаиса еще 12 рек: пять с запада, т.е. протекают в пределах Европейской Сарматии, и семь с востока. Из пяти западных две северные реки: Лик (т.е. Волчья) и Порит, соответствуют, по всему вероятию, Кальмиусу и Миусу. Первая из них имела значения судоходного пути много столетий позднее; тем естественнее предположить, что во время Птолемея то была многоводная река, по которой культурное влияние проникло с берега внутрь страны.
В Венедский залив Сарматского океана впадает из пределов Европейской Сарматии четыре реки: Хрон, Рудон, Турунт, Хесин. Для всех четырех Птолемей дает по одному пункту, а именно: места их впадения в море. Отсюда следует заключить, что эти реки были известны в ту пору только благодаря береговому плаванию. Современная карта заставляет нас признать в них: Прегель, Неман, Виндаву и Западную Двину. То обстоятельство, что Прегель у Птолемея находится в таком далеком расстоянии от Немана, вполне обьясняется тем, что эти реки не имеют непосредственного выхода в море, а впадают в лиманы. Ввиду этого расстояние между ними в днях плаванья естественно могло вызвать представление о длинной линии берега между устьями этих рек. Сведения об этом далеком береге моря проникли к римлянам через германцев. Это последнее утверждение позволяет сделать самое имя, которое дает Птолемей нынешнему Балтийскому морю, т.е. Венедский залив, так как венедами называли славян германцы.
3. Переходим к горным хребтам в пределах Европейской Сарматии. Птолемей называет две горные группы на границах этой страны и шесть - внутри ее. Для нанесения на карту Сарматского хребта Птолемей дает два пункта, которые заставляют дать ему направление с севера на юг с небольшим отклонением к западу (этот хребет соответствует нынешним Малым Карпатам на пограничьи между Моравией и Венгрией. Туземцы называют эти горы Белявы). Для Карпатских гор указан только один пункт: 46-48гр.30мин.; другой получается из указания места истоков р. Тираса: 49гр.30мин.-48гр.30мин., вытекающим, по замечанию Птолемея, из Карпатских гор. Таким образом, этому хребту дано прямое направление с запада на восток. Так как западная граница Сарматии идет по реке Днестру и Висле, то сравнивая карту Птолемея с современной, приходится соединить Сарматские и Карпатские горы в одну горную группу, т.е. признать у Птолемея раздвоение Карпатского хребта. К той же горной системе необходимо также приурочить показанные отдельно стоящими на карте Птолемея Венедские горы на севере и Певкинские к юго-западу от них. Так как венеды явились у Птолемея на крайнем северо-западе Сарматии, то и Венедские горы помещены поблизости от них, к востоку от среднего течения Вислы. Но германцы соприкасались со славянами в области Карпат, а потому их сведения о Венедских горах могли относиться только к этой горной группе. Что касается до Певкинских гор, то это имя стоит в очевидной связи с народом певкины. Этот этнический термин был издавна в ученом обороте древних, и народ этого имени древние географы и историки помещали в области, прилегающие к нижнему течению Дуная. Птолемей на своей карте раздвоил певкинов: они занимают устье Дуная и являются затем глубоко внутри Сарматии, выше верхнего течения Днестра. По народности певкины были частью большого племени бастарнов, которые у Птолемея, в согласии с показаниями предшественников, занимает восточный склон Карпатского хребта. Почему певкины раздвоились у Птолемея и часть их отодвинута далеко на север вместе с одноименными им горами, это остается, по необходимости, неясным; но принадлежность их к бастарнам и раздвоение их на северных и южных позволяет нам сблизить Певкинские горы с Карпатским хребтом и, таким образом, как бы сжать карту Птолемеевой Сарматии в ее юго-западном конце.
На пространстве между левым берегом Днепра и Азовским морем Птолемей помещает две горные группы: Амодокийские и Аланские горы. Первые из них не соответствуют, по-видимому, никакой реальности, подозрительным делает их самая тождественность их имени с озером, из которого вытекает приток Борисфена (Припять). Что же до Аланских гор, быть может, правильно будет признать в них возвышенную местность, пересекаемую течением реки Донца - Донецкий кряж.
Таким же мнимым географическим фактом, как Амадокийские горы, приходится признать и Рипейский хребет. Птолемей поместил их по 57гр.30мин. с.ш. и 63гр. в.д. поблизости от истоков р. Танаиса, при чем, однако, у него нет указания на то, что Танаис течет с гор, как то было естественно в виду их близости к его истокам и как - то делали другие древние географы. Весьма вероятно, что Рипейские горы на карте Птолемея являются учено-литературной традицией давнего происхождения. Уже в VIIв. до Р.Х. есть это имя для обозначения неведомых гор в дальних северных пределах. Позднее это имя было перенесено на Альпы. С распространением географических сведений горы этого имени передвигались все далее на север в страны, оставшиеся неведомыми, и приведены были в связь с р. Танаисом, как далекой границей между Европой и Азией. Такое положение дал им и Птолемей, показав их в одном лишь пункте и притом в пределах Европейской Сарматии. Так как он знал Волгу, под именем Ра, и Каму, как северное течение этой реки, а также и излучину в ее нижнем течении, где она сближается с течением Дона, то ему могло быть известно о степном характере местности между Доном и Волгой и об отсутствии здесь горного хребта. Но литературная традиция была слишком прочно установлена, и Птолемей не устранил с своей карты этих мнимых гор.
Остается еще один хребет - Бодинские горы, которые показаны у Птолемея на одной широте с Аланскими, к западу от них на 5мин., т.е. на долготе устья Днепра и Тендры. При скудности сведений о внутренних пределах Сарматии, какими располагал Птолемей, трудно даже представить себе, каким образом могло у него оказаться свидетельство о каких-то горах, лежащих вне области рек, ему известных, и вдали от городов, размещенных им внутри Сарматии. Быть может, эти горы явились результатом теоретического представления о водоразделах между бассейнами этих рек, текущих в противолежащие моря, южное и северное. Если эта догадка справедлива, то в Бодинских горах пришлось бы видеть Валдайскую возвышенность.
4. Пределы Европейской Сарматии Птолемей заполнил множеством этнических племен. В своем перечислении населения страны он выделяет сначала несколько больших народностей, а именно: венеды - по всему Венедскому заливу Сарматского океана, певкины и бастарны - к северу от римской провинции Дакии, языги и роксоланы - по побережью Меотиды и наконец - внутрь страны от этих двух народов - гамаксобии и аланы-скифы. Вслед затем Птолемей перечисляет меньшие народности сначала по течению реки Вистулы до южной границы страны. Тут названы гитоны, финны и целый ряд других имен, которые представляют немало затруднений в смысле определения их национальности. Далее названы племена, занимающие территорию к юго-востоку от венедов: галинды, судины и ставаны, которые составляют, по-видимому, одну группу, и ниже их - игиллионы, кистобоки и трансмонтаны до Певкинских гор. Обращаясь опять на север, Птолемей заполняет этническими племенами северо-восточную часть страны между берегом моря, границей Азиатской Сарматии и до пределов алан на юге. Тут наряду с новыми именами, каковы: осии, карбоны, боруски, являются уже Геродоту гелоны, меланхены, агафирсы. В заключении обзора дано несколько имен народов, обитавших к юго-западу от алан и роксолан, названы племена, занимавшие земли на левом берегу р. Танаиса близ его излучины: офлоны, танаиты, осилы, а также перечислены некоторые народы, обитавшие в разных частях страны между двумя другими из названных прежде. Так, между певкинами и бастарнами Птолемей помещает карпианов, между бастарнами и роксоланами - хуннов. Не забыты при этом известные из Геродота будины или бодины, которых Птолемей помещает где-то к северу от карпианов, а также и Страбоновы тирагеты, обитавшие поблизости от Дакии. Мы далеки от мысли входить здесь в подробный разбор этнической карты Птолемея. Почти все из упомянутых у него имен имели историю в литературном предании древних, а вопрос об определении их национальности - обширную литературу в современной науке. Но мы позволим себе сделать несколько замечаний в видах упрощения пестроты имен на карте Птолемея. - Среди названных у Птолемея имен есть несколько таких, которые очевидно, не соответствуют никакой народности. Таковы прежде всего: амадоки, навары и тореккады. В этих именах лишь повторены имена городов: Амадока, Навар и Торокка. Такими же мнимыми народностями являются, далее, трансмонтаны, помещенные у Птолемея на север от Певкинских гор и гамаксобии, по соседству с аланами. Латинское значение первого слова - загорцы - само в себе обличает свое происхождение, и в смысле этнического имени оно есть лишь недоразумение (хотя, впрочем у Аммиана Марцелина 17,12.12 - помянут народ transiugitani (трансюгитаны) в соседстве с квадами): точно также же второе имя - обитатели телег (кибиток) - есть лишь общее обозначение кочевников, передвигающихся в степях со своими кибитками и табунами (так смотрит на этот термин Страбон - II,1.26; VII,3.7; XI,2.2). В таком быту находились как во время Птолемея, так и два века позднее, аланы. Между тем Птолемей помещает гемаксобов, как особый народ, в соседство с аланами. Отметим, наконец, имя ревканалы, которое, по всему вероятию, есть лишь повторение имени роксолан (В тексте известного декрета херсонесцев в честь Диофанта - Latyschev. Inscrip. Ponti Eux, 185 - имя роксолан дано в форме Pэveivaloi (строка 23); Ср. Strabo. VII,3.17).
Нельзя оставить без внимания одного обстоятельства, которого мы касались выше в другой связи. Некоторые народы названы у Птолемея по два раза и раздвинуты на широкое пространство. Таковы прежде всего певкины. По свидетельству Страбона, так называлась часть племени бастарнов, которая проникла в устье Дуная и получила это имя от названия местности: Певка. Птолемей знает певкинов в долине Дуная, но он же называет их, как самостоятельный народ, на далеком севере. Очевидно, мы вправе сблизить северных и южных певкинов и тем самым изменить общий вид его карты тех мест. В таком же положении оказываются еще кистобоки и анартофракты. Птолемей размещает эти народы в пределах к северу от Дакии. Но на пространстве Дакии он знает имена кистобоков и анартов, в качестве туземцев, занимающих северные пределы страны. Отсюда естественно заключить, что кистобоки и анартофракты в пределах Европейской Сарматии занимали местности не на далеком  пространстве от границ Дакии, а в ближайшем с ней соседстве, соприкасаясь с теми своими соплеменниками, которые оказались в зависимости от Рима.
Славяне под именем венедов помещены у Птолемея по морскому побережью на восток от нижней Вислы, южнее их размещены титоны, финны и группа народов: галинды, судины и ставаны. В такой локализации кроется, несомненно, крупная погрешность. Туземцами побережья были литовцы, а далее к востоку от них финны. Эти последние являются у Птолемея под своим именем; что же до литовцев, то их нетрудно узнать в галиндах и судинах. Галинды - голядь нашей летописи; судины, много веков спустя, дали имя области Sudavia (Судавия) в восточной Пруссии (территория между Мемелем, Наревом и Лыком (Матвей Стрыйковский. Sarmatia Europea, в перечислении дукатов, на которые делилась Пруссия: Sudavia ducatus I).
Венедов Птолемей считал одной из самых крупных народностей в пределах Европейской Сарматии и отвел им первое место в перечислении народов, занимающих эту страну; но в размещении на карте он слишком приблизил их к морю и тем самым отвел им мало места. Если в устах германцев море могло получить имя Венедского, то, очевидно потому, что славяне являлись преобладающим народом в соседней с ними стране. На этнической карте Птолемея они потеряли это значение, и последующая история дает нам полное основание видеть в такой локализации славян на карте Птолемея недостаточность сведений о тех далеких странах. Не на свое место попали также и финны; их исконная область лежит гораздо далее на северо-восток, чем как это представлял себе Птолемей.
Южнее венедов на правом берегу Вислы Птолемей помещает гитонов. По этим именем скрывается народ, властно выступивший на арену истории в половине III века н.э. и сыгравший первенствующую роль в эпоху переселения народов - готы. Древнейшее свидетельство об этом народе области нижней принадлежит еще IV веку до Р.Х. Оно дано было знаменитым путешественником из Массилии, Пифеасом, и сохранено для нас Плинием (Plin. Hist. Natur, 37.35 (в изложении об янтаре) - Пифей (сообщает), что германское племя гутонов (Gutonibus) обитает в бухте океана, называемой Метономоном, протяженностью шесть тысяч стадий, от которых на день плавания отстоит остров Абалус. На этот остров весной выбрасывается волнами янтарь, являющийся продуктом сгустившегося моря. Местные жители используют его как топливо вместо дров и продают своим соседям тевтонам). Тацит знал имя этого народа в форме Gutones (гутоны) и помещал его в соседстве с лугиями, т.е. отводил ему оба берега Вислы (Tacit. Germ. Cap. 44 - Trans Lugios Gutones regnantur - За лугиями (живут) - управляемые царями гутоны). Птолемей несколько суживает область готов, но во всяком случае, место, которое он им отводит на своей карте, более или менее соответствует действительности того времени. Иначе обстоит дело с языгами. Этому народу, вместе с родственным ему племенем роксолан, Птолемей отводит западное побережье Меотиды. Между тем оба эти народа в пору, к которому относиться составление его карты, передвинулось уже далеко к западу. Еще в начале I века н.э. языги, пройдя через территорию даков, оставшихся тогда свободным народом, заняли равнины между средним течением Дуная и рекой Тисой и стали соседями провинции Паннонии. Птолемей имел сведения об этой области и помянул ее как особую страну, назвав ее землей языгов-переселенцев. Этим эпитетом от отличил их от соименного народа на берегах Меотиды. Но свидетедьство исторических писателей позволяет нам с уверенностью утверждать, что никаких языгов не осталось в Сарматии; к восточным границам даков и к области нижнего Дуная тогда же подвинулись родственные языгам роксоланы. При имп. Нероне правитель Нижней Мезии отражал напор роксолан на римские границы (свидетельство об этих событиях сохранено в знаменитой надписи Плавция Сильвана. Corp. Inscr. Lat. XIV, 3008); Позднее с ними имел дело на нижнем Дунае имп. Адриан, а при Марке Аврелии роксоланы сносились с соплеменными им языгами-переселенцами через провинцию Дакию по римским дорогам (См. Аланы по сведениям классических и византийских писателей)
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_270.htm
Между тем Птолемей помещает роксолан далеко на восток от пределов империи, а в соседстве с Мезией и Дакией знает только бастарнов, тирагетов, тагров. - Таким образом, в отношении языгов и роксолан карта Птолемея заключала в себе весьма существенный анахронизм.
В заключении мы должны остановится еще на одном имени народа, которое названо у Птолемея в степных местностях левого берега Днепра. Это - хунны. Появление их на карте Птолемея есть первое свидетельство о тюрках на территории Европы. Видеть в хуннах тюрков, т.е. Hiung-nu (Хун-ну), как называли в те времена китайцы кочевые орды тюрской расы, позволяет нам то обстоятельство, что река Урал, носит у Птолемея уже свое тюрское имя - (?, VI,14.20), т.е. jajyk, как зовется он и поныне у местного населения - Яик (У географа Маркиана Гераклийского (около 400г. н.э.), который в общем придерживался данных Птолемея, аланам отведены широкие пространства в Европейской Сарматии до истоков Борисфена; земли же по Борисфену за аланами, заняты европейскими хунами. Очевидно, Маркиану были уже известны и азиатские гунны, проникшие в пережитое им время далеко на запад Европы, о чем, впрочем, он не имел случая упомянуть. Mannert…указал на одно место Аммиана Марцелина 31,3.3, которое можно истолковать в смысле свидетельств о существовании туземных гуннов в Приднепровье в пору вторжения гуннов в последней четверти IV века. По сообщению Аммиана, преемник Эрманриха, царя остготов, Витимер, оказывал некоторое время сопротивление гуннам - Halanis, Hunis aliis fretus (сопротивлялся) аланам, опираясь на других гуннов. - Другие гунны, помогавшие готам в борьбе с гуннами, не могли, конечно, принадлежать к той массе кочевников, которые в эту пору вторглись из-за Дона в страну, занятую готами.). В конце первого века по Р.Х. распалась держава северных гуннов и затем последовали внутренние волнения и раздоры, которые отбросили отдельные колена тюрков на далекий запад до пределов Европы. История этого передвижения закрыта от нас, а конечный его результат дан в тюрском имени реки Урала и появлении народа хуннов в приднепровских степях.
5. Нам остается сделать несколько замечаний о городах, нанесенных Птолемеем на карту Европейской Сарматии. - Мы не будем останавливаться на побережье, так как в этом отношении данные Птолемея далеко не столь надежны и точны, как дошедшие до нас в других источниках, и прежде всего в Обьезде Евксинского Понта, принадлежащему младшему его современнику Арриану. Интересны и важны свидетельства Птолемея о внутренних областях страны, так как он является для нас единственным источником.
На левой стороне нашей карты, за границей Сарматии, в пределах Германии, нанесен ряд городов от Дуная и до морского побережья на севере. То был старинный торговый путь, по которому римляне получали янтарь. Один из городов этого пути и доселе хранит свое старое имя: Калисия - Калиш. В пределах Сарматии нет такой непрерывной цепи, и линия городов обрывается внутри страны. Начальным пунктом одного направления является город Тира на устье соименной реки, нынешнего Днестра, а другого Ольвия, на нижнем течении Борисфена по Птолемею, а в действительности - Гипанида - Буга. Относительно локализации города Тиры не может быть в настоящее время никакого разногласия: Территорию Тиры закрывает в настоящее время город Аккерман - Белгород русских и молдавских документов XVIв. По Днестру города даны в такой последовательности: Эракт, Вивантаварий, Клепидава, Метоний, Карродун. Два из них заключают в своем имени некоторое этническое указание: Клепидава указывает на гетов или даков, Карродун - на кельтов. Так как эта последняя народность давно уже исчезла на этой территории, то отсюда можно сделать заключение о глубокой давности возникновения этого города. Что касается до локализации этих пяти городов, то само собой разумеется, что только археологические находки могут вывести вопрос из сферы предложений и гаданий на почву фактической достоверности. Не располагая никакими данными для этой территории, мы ограничимся лишь указанием на попытки локализовать эти города, которые были сделаны графом Потоцким и польским ученым Садовским. Первый в своем исследовании: Histoire ancienne du gouvernement de Podolie. S-Petersburg, 1805, c. 8-10. - помещал Эракт на место Рашкова, Вивантаварий - Сорок, Клепидаву Могилева-Подольского, Метоний - Китай-города и Карродун - молдавского селения Корнувка. Садовский в своей попытке локализации этих городов основывается на теоретических соображениях относительно редукции Птолемеевских градусов долготы. Так на 180гр. Птолемея соответствует 126гр. нашей сетки, то долготу Птолемея можно редуцировать в отношении 180:126. На основании своего вычисления Садовский получил для крайнего западного города из пяти приднестровских, Карродуна, приблизительно местность впадения реки Збруча в Днестр, т.е. нынешнюю русскую границу с Австрией. Для остальных городов он предлагает такую локализацию: Эракт - Тирасполь, Вивантаварий - Бендеры, Клепидава - Ямполь, Метоний - Могилев-Подольский. Торговый путь по Днепру приведен у Птолемея в непосредственную связь с Ольвией и вследствии того, что Ольвия называлась Борисфеном, искажено нижнее течение Днепра. Так как в левом притоке Борисфена, вытекающего из озера Амадоки, естественно признать Припять, то три города, расположенные на этом притоке: Ниосс, Сабрак и Леин, следует искать на Припяти. Садовский, исходя из теоретических соображений, предлагает такую локализацию: Ниосс - Чернобыль, Сабрак - Мозырь, Леин - местность впадения Ясельды, к западу от Пинска. Некоторую вероятность этим предположениям могли бы дать находки римских монет. Из трех названных пунктов есть этого рода данные только относительно Чернобыля, где в 1879г. был найден клад римских монет времени Антонинов (Антонович. Археол. карта  Киевской губернии, М. 1895, с. 5). Косвенное подтверждение того, что торговый оборот того времени захватил бассейн Припяти, можно видеть в монетных находках, сделанных на территории Волыни. Собранные проф. Антоновичем данные намечают направление кладов римских монет через Волынь от верховьев Буга к Горыни и затем по течению этой реки. С любезного разрешения проф. Антоновича мы можем представить следующий список мест, где были найдены римские монеты.
Заславский уезд: Белгородка - клад, заключавший 52 римских денария от Гальбы до Коммода; Брыкуля - два римских денария республиканского времени, фамилия Марциа, и имп. Геты.
Острожский уезд: Юфковцы - несколько римских монет.
Кременецкий уезд: Антоновцы - в 1860г. найдено несколько римских монет.
Дубенский уезд: Майдан - денарий Веспасиана; Листвин - 3 денария Антонина Пия; Красное - римская монета времени республики с именем: Caius Norbanus; Малая Мощаница - денарий Адриана.
Ровенский уезд: Аристов - несколько монет Антонина Пия; Александрия (на Горыни, как и дальнейшие местности) - денарий Антонина Пия; Бечень - в 1890г. найден большой клад римских монет от Адриана до Коммода; Рубча - 7 римских монет времени Антонинов; Хотин - несколько фунтов римских монет найдено в 1888г., из них уцелело несколько экземпляров с именем Марка Аврелия; Казимирка - часто находятся римские монеты.
В верхнем течении р. Случа в Новоградволынском уезде имеются сведения о случайных находках: Черница - в 1880г. клад, состоящий из 339 римских монет; Александровка - в 1890г. 90 римских монет I-IIв.; Настасовка - в обвале берега в 1873г. найдено было 20 серебряных монет Траяна. На притоке Случа Церем - Городище - несколько сот римских монет.
Таков район монетных находок в Волынской губернии. Достаточно одного взгляда на карту, чтобы признать здесь следы торговых путей, соединявших бассейн Днестра с течением Припяти.
Истоки Борисфена Птолемей помещает в северозападном направлении, т.е. по-видимому в сторону Березины, и на верхнем его течении не знает никаких городов. Что до среднего течения реки, то, по его не вполне отчетливым указаниям, оно имеет вид ломанной линии. Это обстоятельство невольно вызывает представление, что здесь было какое-то раздвоение торгового пути, т.е. что он захватывал бассейн какого-нибудь левого притока Днепра. Естественнее всего, так кажется думать о Десне. Если это соображение справедливо, то город Серим можно бы отодвинуть в сторону Чернигова, а в Метрополе признать Киев. Археологические находки последних лет засвидетельствовали заселенность территории Киева с доисторических времен. От первых же веков нашей эры имеются следующие монетные находки: в 1846г. на Печерске близ жандармских казарм найдено было 62 римские монеты времени от Августа до Геты (Антонович); в1841г. на Александровской улице две монеты Фаустины и Коммода; в 1876г. на Оболони в усадьбе Мигурина - клад из 200 бронзовых римских и колониальных монет III-IV веков (находки куфических монет в 1706г. при Мазепе и абасидких в 1851г. - свидетельствуют, что Киев непрерывно обитаем вплоть до начала своей уже русской истории).
Если правильно наше соображение, что город Серим можно отодвинуть в сторону Чернигова на Десне, то на течение Днепра выше Киева приходятся три города: Сар, Амадока и Азагарий. Коснувшийся вопроса об их локализации Садовский допустил ошибку в цифре широты первого из них и, вместо того чтобы видеть в нем самый южный город, отнес его далеко на север и поместил на месте Орши. Тот же исследователь признал в Амадоке - Лоев, а в Азагарии - Гомель. Издатель Птолемея Карл Мюллер высказался в своих примечаниях за такую локализацию, сопровождая ее, впрочем, своими оговорками: Сар - слияние Сожа с Днепром, т.е. Лоев, Амадока - Холмеч, Азагарий - Речица.
Города среднего течения Днепра на карте Птолемея находятся в непосредственном сообщении с Ольвией прямым водным путем. Такое представление явилось результатом смешения Буга с Днепром, на что было уже сказано выше. Но так как главным материалом для Птолемея были маршруты путешественников. То сближение на его карте Ольвии с Метрополем и выше его расположенными городами в бассейне Днепра можно принять за указание на то, что торговый путь между старым греческим культурным центром на устье Буга и городами внутри страны шел в прямом направлении на север от Ольвии. Гидрографическая карта нашего степного юга в тех местах может дать намек на вероятное направление этого пути. В Бугский лиман течет прямо с севера река Ингуль, которая в своих верховьях сближается с верхним течением правого притока Днепра, Тясмина. Днепровские пороги являлись и тогда, как и теперь, труднопроходимым препятствием для судоходства. Если Ольвия имела торговые сношения с областью среднего Днепра, что делают вероятным находки римских имперских монет, то путь по Ингулу являлся естественным обходом затруднений, какие представляли Днепровские пороги. К сожалению, нам пока ничего не известно о монетных находках по течению Ингула; что же до Тясмина, то, по замечанию Садовского, еще в XVIв. нередки были находки греческих монет в бассейне этой реки, и свидетельство об этом сохранил Матвей из Мехова. Тот же Садовский сообщает, что в коллекции графа Чацкого было много ольвийских монет, найденных в бассейне Тясмина. По сведениям, собранным проф. Антоновичем в его Археологической карте Киевской губернии, в бассейне Тясмина известны следующие находки римских монет: Крымки - монеты Фаустины Младшей; Большие Бирки - римские императорские монеты; косары - римские монеты Адриана и Фаустины; Головковка - в 1871г. монеты Траяна, Марка Аврелия, Л. Вера и Коммода; Крылов, близ впадения Тясмина в Днепр - в 1889г. найден большой клад римских серебренных динариев IIв. (по-видимому о том же кладе сообщает Г. Ястребов в своем труде Опыт топографического обозрения древностей Херсонеской губернии. / Зап. Имп. Арх. Общ. Ист. и Древ. Т. XVII (1894). с. 75. Семь монет из этого клада - Нервы, Траяна, Адриана, Антонина Пия, Марка Аврелия, Луциллы - находятся в коллекции Елисаветградского реального училища). К северу от течения Тясмина в направлении к Киеву римские монеты находимы были в Корсуни, Каневе, Томиловке (близ Белой Церкви) и Василькове.
Остается еще указать на группу городов, которых Птолемей помещает в области реки Каркинита. Современная топографическая карта тех мест не дает нам реки, которая бы впадала в Черное море к западу от Тендры поблизости от Перекопского перешейка. Такой реки, очевидно, не было и в древности; право на такое утверждение дает нам прежде всего то обстоятельство, что соименный Каркиниту город Каркину Птолемей по ошибке перенес на материк с Таврического полуострова. Более надежный и верный источник для южного побережья, каким является Арриан в своем Перипле, помещает приморский город Каркинитиду в 600 стадиях к северу от Херсонеса. Ученые, занимающиеся топографией Крыма, согласны в настоящее время в том, что город этот лежал на берегах нынешнего Дунгуславского озера - лиман, имевший в древности сообщение с морем, так как и Тилигульский, который ныне также закрыт. С перенесением Птолемеевской Каркины на территорию Крыма исчезает и река Каркинит. Но что касается до городов, размещенных Птолемеем вне ее бассейна: Торока, Эркаб, Тракана и Навар, то они по всему вероятию, относятся к левому берегу нижнего течения Днепра, которое имеет направление с северо-востока на юго-запад и недалеко отстоит от крымской территории. Карл Мюллер в своем комментарии к тексту Птолемея предлагает искать Навар в направлении нынешней Лепетихи.
Около того времени, когда Птолемей в Александрии сопостовлял собранные им из разных источников сведения о далеких пределах Европейской Сарматии, тщательно размещая на карте имена племен и народов, населявших эту страну, на севере ее зачинались события, которые коренным образом изменили этнические условия и оказали впоследствии глубокое влияние на жизнь культуры стран юга. Готы, которым Птолемей отвел лишь малое место в соседстве венедов, тронулись на юг к морю и пределам римской империи; в половине следующего века они оказались уже господствующей народностью в припонтийских степях. Под их напором исчезли с лица земли старые культурные центры: Тира, Ольвия, Танаид, прекратились старые торговые сношения между поморьем и издавна зародившимися торговыми центрами внутри Сарматии. Указание в этом последнем смысле дает то обстоятельство, что римские монеты, находимые на территории нынешних Волынской, Киевской и Полтавской губерний, как то давно замечено нумизматами, относятся преимущественно ко времени Антонинов и не идут дальше Септимия Севера. Среди этого переворота уцелел, повидимому, и даже, быть может, был призван к новой жизни Метрополь-Киев. На его территории найдена была монета Констанция II: факт скудный по количеству, но важный по значению. Младшим современником этого императора был великий остготский воитель, царь Эрманарих, широко раздвинувший пределы своего владычества на север и восток от среднего течения Днепра. В исландских сагах сохранились отголоски воспоминаний об этом властителе и его столице - Danpar-stadir, Danparstead, т.е. город на Днепре -
Тот знаменитый лес,
Который зовется темной дубравой,
Та священная могила,
Что стоит на земле готов (God piodo),
Та знаменитая скала, что высится
На Днепровских местах…
Заслуженный исследователь древнесеверной поэзии, недавно умерший исландец Викфуссон, считал вполне вероятным признать наш Киев столицей Эрманариха и к этому именно городу приурочить упоминание о Днепровском городе в разных исландских сагах (Проф. Дашкевич. Приднепровье и Киев по некоторым памятникам древнесев. лит-ры, Киев, Унив. изв., 1886, ноябрь). Находки куфических монет на территории Киева и появление его на заре нашей родной истории, как значительного и важного центра политической жизни, делают вероятным непрерывное существование его от давних времен Птолемея.
Птолемей (гр.мин.) - Современные данные (гр.мин.сек.)
Берег Венедского залива
Устье реки Хесина - 59.30 - Динаминде (башня крепости) - 57.2.4
Устье реки Турунта - 8.30 - Виндава (башня крепости) - 7.23.49,5
Устье реки Рудона - 57 - Мемель (башня кирхи) - 5.50.8,6
Устье реки Хрона - 56 - Кенигберг (обсерватория) - 4.42.50,4
Течение реки Дуная
Приста 45.10 - Рущук (минарет) - 43.50.37
Доростол - 45.30 - Силистрия (мечеть) - 4.7.11
Аксиополь - 45.45 - Черноводы (мечеть) - 4.20.23
Томы - 45.50 - Кюстендже (мечеть) - 4.10.21
Берег Черного моря
Византий - 43.5 - Константинополь (купол Софии) - 41.0.28,3
Анхиал - 44.30 - Ахиало (церковь преображения) - 2.33.25
Месембрия - 44.40 - Месембрия (церковь митрополии) - 2.39.45
Одесс - 45 - Варна (мечеть Хасан Байрагар) - 43.12.3
Тира - 47.40 - Аккерман (минарет) - 6.12.2,5
Ольвия - 49 - Очаков (телеграф) - 6.36.50.8
Ахилов Бег - 47.30 - Кинбурн (креп. коменд. флаг) - 6.33.18,6 - Тендра (маяк) - 46.19.21,5
Херсонес - 47 - Севастополь (собор св. Николая) - 44.36.52,3
Феодосия - 42.20 - Феодосия (богиня) - 45.1.45.7
Пантикапей - 47.55 - Керчь (церковь Иоанна Предтечи) - 45.21.7,4
Мирмекий - 48.30 - Еникале (купол маяка) - 45.23.9,9
Диоскуриада - 46.45 - Сухум-кале (середина) - 42.59.18
Устье реки Фасиса - 45 - Поти (остров. пирам.) - 49.8.30,5
Устье реки Танаиса - 54.20 - 54.30 - Таганрог (собор) - 47.12.26,9
(Ю.А. Кулаковский. Избранные труды по истории аланов и Сарматии. Из-во Алетейя, 2000)
ДРЕВНОСТИ ЮЖНОЙ РОССИИ. КЕРЧЕНСКАЯ ХРИСТИАНСКАЯ КАТАКОМБА 491 ГОДА: Исследование Юлиана Кулаковского. 1891
http://www.library.chersonesos.org/showtome.php?tome_code=225§ion_code=7
ДРЕВНОСТИ ЮЖНОЙ РОССИИ: Две Керченские катакомбы с фресками. Приложение: Христианская катакомба, открытая в 1895 году. Исследование Юлиана Кулаковского. 1894
http://www.library.chersonesos.org/showtome.php?tome_code=238§ion_code=7
Юлиан Андреевич Кулаковский. Римский календарь
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_300.htm
А.Н. Деревицкий. Ю.А. Кулаковский. ИТУАК (Известия Таврической Ученой Архивной Комиссии)Том 57 (1920г.), с.324-336
http://www.library.chersonesos.org/showtome.php?tome_code=55§ion_code=1
По мнению Вигфуссона, Эддические песни циклов Эрманариха и Атиллы указывают на то место Европы, где возникла первая Готская империя…В песне о Риге пророчествующая птица (в данном случае ворона) говорит, что
Дан и Данп обладают пышными залами, A Danr ok Danpr dyrar hallir
Лучшим наследием, чем какое вы имеете oedra odal an er hafid
Западный генеалогист в последней выдержке обратил встретившихся ему в древних поэмах названия рек в имена мифических предков первого из королей, молодого Кона.
...По мнению В.Б. Антоновича, найденный в 1876г. на Оболоньи вблизи Глубочицкого ручья - клад, относящийся к IVст., составляет древнейшее вещественное указание с определением времени, на существование населения на месте, занимаемом ныне Киевом (см. отчет о чтениях в историческом обществе Нестора-летописца, в Киев. Унив. Изв. 1878)…Важно далее, что в той же местности найдена восточная монета половины VIIIв.
Н. Дашкевич. Приднепровье и Киев по некоторым памятникам древнесев. лит-ры, Киев, Унив. Изв., 1886, 4 октября
Европейская Сарматия - часть Великой Скифии в начале нашей эры, имела полиэтничный характер (см. средневековые карты по данным Птолемея - Меркатора, Рушелла, Гастальди, Мюнстера). В Книге 3, глава V Положение европейской Сарматии, Птолемей указывает: Европейская Сарматия ограничивается на севере Сарматским океаном по Венедскому заливу и частью неизвестной земли. Описание такое: За устьем реки Вистулы, которое находится под 45o долготы -56o широты, следует: Устье реки Хрона (Немана) под 50o-56o. Устье реки Рубона (Рудон, Бубон, Рубон, Судон - Двина) под 53o-57o, Устье реки Турунта (Таурунт - Великая-Нарва) под 56o30'-58o30', Устье реки Хесина (Херсин; Селигер-Нева) под 58o30'-59o30'. Береговая линия, которая составляет конец известного, моря, по параллели, проходящей через Фуле (Туле), находится под 64o-63o. Предел же Сарматии по меридиану, проведенному через истоки реки Танаиса (Дона), находится под 54o-53o. С запада Сарматия ограничивается рекой Вистулой, частью Германии, лежащей между ее истоками и Сарматскими горами, и самими горами, о положении которых уже сказано.
Южную границу составляют: язиги метанасты (переселенцы) от южного предела Сарматских гор до начала горы Карпата, которая находится под 46o-48o30', и соседняя Дакия около той же параллели до устья реки Борисфена (Днепра), и далее береговая линия Понта до реки Керкинита.
Положение этой береговой линии таково: Устье реки Борисфена 57o30' -48o 30'; Устье реки Ипанила 58o-48o30'; Роща Гекаты мыс 58o30'-47o45'; Перешеек Ахиллова Бега 59o-47o40'; Западный мыс Ахиллова Бега, который называется Священный мыс 57o50'-47o 30'; Восточный мыс, называющийся Мисаридой (Нисарис) 59o45'-47o50'; Кефалонис 59o45-47o50'; Прекрасная гавань 59o30'-47o45'; Тамирака 59o20' -48o30'; Устье реки Керкинита 59o40'-48o30'. За этим устьем следует перешеек, отделяющий Херсонес Таврический (Севастополь): береговая его линия у Каркинитского залива находится под 60o20'-48o20', а у озера Вики (Бика) под 60o30'-48o30'.
Восточную границу Сарматии составляют: перешеек от реки Керкинита, озеро Вика, береговая линия Меотийского озера до реки Танаиса, самая река Танаис, наконец меридиан, идущий от истоков Танаиса к неизвестной земле до вышесказанного предела. Эта сторона Сарматии имеет такое описание: за перешейком, находящимся у реки Керкинита, следует у Меотийского озера (Азовское море): Новая крепость 60o30'-48o40' Устье реки Пасиака 60o20'-48o50'.
Сарматию пересекают и другие горы (кроме Сарматских), между которыми называются: Певка (Тейки) гора 51o-51o; Амадока горы 55o-51o; Гора Водин (Бодин, Будин) 58o-55o; Гора Алан (Алаун) 62o30'-55o; Гора Карпат, как сказано 46o-48o30'; Венедские горы 47o30'-55o; Рипейские горы, середина коих 63o-57o30'; Часть реки Борисфена у озера Амалоки лежит под 53o30'-50o20', а самый северный исток реки Борисфена под 52o53'.
Заселяют Сарматию очень многочисленные народы (племена): венеды - по всему Венедскому заливу, выше Дакии - певкины и бастарны; по всему берегу Меотиды - язиги и роксоланы; далее за ними внутрь страны - амаксовии и скифы-аланы.
Менее значительные племена, населяющие Сарматию, следующие: около реки Вистулы, ниже венедов - гифоны (гитоны), затем финны; далее сулоны (буланы), ниже их - фругундионы (фрунгундионы), затем аварины (обарины) около истоков реки Вистулы; ниже их омброны, далее анартофракты, затем бургионы, далее арсииты, сабоки, пиенгиты и биессы возле горы Карпата.
Восточнее вышеназванных племен живут: ниже венедов - галинды (галиданы), судины и ставаны до аланов; ниже их игиллионы, затем костобоки и трансмонтаны (загоры) до Певкинских гор. Затем побережье океана у Венедского залива занимают вельты, выше их - осени, затем самые северные - карбоны, восточнее их - каресты и салы (ниже этих - гелоны, иппоподы и меланхлэны); ниже их - агафирсы (агатирсы), затем аорсы и пагириты; ниже их - савары (савры, саубры, сауры) и боруски до Рипейских гор.
Затем акибы (абики) и наски, ниже их - вибионы (ибионы) и идры; ниже вибионов до аланов - стурны, а между аланами и амаксовиями - карионы (карвоны) и саргатии.
У поворота реки Танаиса - офлоны (оплоны) и танаиты, за ними - осилы до роксолан; между амаксовиями и роксоланами - ревканалы (ракаланы) и ексобигиты; затем между певкинами и бастарнами - карпианы, выше их - гивин, далее бодины.
Между бастарнами и роксоланами живут хуны, а ниже одноименных гор - амадоки и навары. Возле озера Вики (Бики) живут тореккады, а по Ахиллову Бегу - тавроскифы; ниже бастарнов около Дакии - тагры, а ниже их - тирагеты -.
Данные Птолемея и близких ему по времени географов имеют принципиальное значение для античной истории России (Литература: Античная география. Cоставитель проф. М.С. Боднарский, Государственное издательство географической литературы, Москва 1953 - Вестник Древней Истории, 2, 1948, В.В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. Клавдий Птолемей. с. 458-484 http://annals.xlegio.ru/sbo/contens/vdi.htm )
П.М. Золин. Европейская Сарматия (см. средневековые карты по данным Птолемея - Меркатора, Рушелла, Гастальди, Мюнстера)
http://www.russika.ru/t.php?t=2967
Клавдий Птолемей. Руководство по географии
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_648.htm
А.В. Подосинов. Что знали о Восточной Европе римляне?
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_97.htm

Карта из книги Г.В.Вернадского Карта из книги Г.В. Вернадского - Древняя Русь
В.Б. Антонович. Археологическая карта Волынской губернии /Труды ХI археологического съезда в Киеве 1899 г. М., 1901.- Т. 1. с. 1-133, 10 Mb
http://maps.vlasenko.net/historical/ukraine/antonovich-volyn.jpg
Се бь то Голоуне бящо град славень i троiсенте граду сыльна iме I Кые градо iме меньщi о полоуднь десенте градеi всы i селя ньмнъго

  

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001